Холодные ветры Херсонщины

Дата: 26th Июнь 2013. Автор: admin. Рубрика: ВЕЛОТУРИЗМ
herson
Денис Дубов – автор данного отчёта о велопоходе «Херсонский треугольник» 6-8 апреля 2013 года.

ВВЕДЕНИЕ
Много ли найдется людей, не смотревших хоть раз фильмы, по мотивам арабских сказок? Или никогда не слышавших о Шахиризаде и ее «Тысячи и одной ночи». Не представлявших в глубине своих фантазий лихих разбойников и отважных героев, ведущих свою непрерывную борьбу в песках пустынь Востока, не был зачарован удачными кадрами заходящего солнца, на фоне каравана верблюдов, везущих различные товары на Арабские рынки, через пески пустынь, подобно кораблям несущихся через океан. Некоторые из нас видели это собственными глазами, побывав в тех или иных пустынях мира. Но мало кто знает, что у нас на Украине есть свой собственный уголок песчаных барханов и дюн. Да, да, я не ошибся. У нас есть своя собственная пустыня. И не просто небольшой бесплодный участок земли, а самое большое песчаное образование Европы! Алешковские пески. Засаженные по краям, во избежание их дальнейшего распространения, вечно зеленым сосновым лесом. Представили какая красота? Нет?! А я представил… И когда узнал о предстоящем туда велопоходе, то сразу же захотел поучаствовать. Правда поход по Херсонской области планировался не только в отечественную пустыню, но и для посещения еще одной жемчужины Украины – заповедника Аскания-Нова. Что не могло не радовать, так как побывать в этом заповеднике мне советовали не один год.
Договорившись на работе за ОБС, и закупив билеты, я принялся готовиться к походу. В назначенный день все участники встретились на вокзале, с огоньком в глазах и с жаждой новых приключений. Первое впечатление преподнес Роман, вышедший из электрички, с перегруженным баулом и огромным 15 литровым казаном, за сорок минут до отправки поезда. Как он это все дотащил до электрички вызывало у меня легкое недоумение. Словно прочитав мои мысли, Рома бросил фразу: «Жена помогла – и сразу добавил улыбнувшись – На коляске казан катила». На этом впечатления на тот день закончились. Мирно погрузившись в поезд, расфасовав велы, себя и баулы по всем возможным и невозможным местам в вагоне мы пили чай и неумолимо приближались к начальному пункту различных интересных приключений, станции Новоалексеевка.

Увидели мы данное сооружение Укрзaлизныци утром шестого апреля. Не смотря на раннее утро станция встречала нас теплой погодой и необычайно звездным небом, которое невольно зачаровывало взгляд, проникая где-то в глубины подсознания, и ошеломляя своим величием. Быстро собрав велосипеды, мы перебазировались в здание вокзала, для ожидания иногородних ребят. Их прибытие ожидалось на 7:30 утра. Пока длилось ожидание, нам пришлось познакомится с местным контингентом, двумя пьяницами интересной наружности. Почему интересной? В принципе, в одном интересного ничего не было. То ли алкаш, то ли бомж. Но вот человек сидящий в его компании больше напоминал слегка выпачканного придорожной пылью гопника. В недорогих но новых кроссовках, и в таком же спортивном костюме, слегка не свежем но не более. В общении со своим другом, можно было заметить что алкашик слушался гопника во всем, признавая его авторитет. В общем странная личность, учитывая компанию которой он себя окружил. Агрессивности гопник не проявлял, зато начал энергично интересоваться куда мы едем, сколько нас, где планируем разбивать первый лагерь и стоимость велосипедов. Кто-то из наших начал ему выдавать полезную информацию, но вовремя сообразив что к чему, перебив болтуна, мы направили любопытного на Арабатскую стрелку. Пока шел разговор, в соседнем зале проснулись два бомжа. Один из которых пропитым голосом на непонятном диалекте пытался что-то доказать второму. Но видимо второй бомж не понял диалект своего собутыльника и послал его куда подальше привокзальных касс. Первый явно расстроился и начал бегать по вокзалу с криками что он всех порежет, и с фразой похожей на: «Я являюсь секс машиной» и «Я машина для убийства», чем испугал нескольких обычных пассажиров ожидающих своего поезда, которые поспешили ретироваться за двери вокзала. Гопнику явно надоело это слушать. Повернув голову к крикливому петуху, изменившись в лице сказал: «А ну цыц!!!»- на что оравший отреагировал мгновенно. Опустил голову и вернулся в соседний зал к своему не верящему другу. Гопник повернулся к нам, лицо его снова преобразилось и приняло доброжелательный вид. «Что ж, как видите, милиции у нас нет»- сказал он, натянув улыбку. В этот момент он мне напомнил Джона Сильвера. «У нас в Кривбассе тоже ее нет, так что мы привыкли» – ответил я. Улыбку с лица гопника как корова языком слизала. «Вы что из Кривого Рога?» – удивленно спросил он. На что кто-то из наших язвительно ответил: » А что, прописку показать?». Гопник немного задумался и спросил вновь: «Говорят там у вас весело?». «Очень» – ответил Женя Терминатор. Минуты две молчания и наш новый знакомый попрощался с нами, забрал сидящего рядом алкашика, и вышел с вокзала. Через время мы увидели как они залезли в первую подъехавшую электричку и уехали в сторону Крыма. Весь процесс погрузки в электропоезд наблюдал я с Антоном Пешеходом, заказывая в очередной раз кофе в ближайшем ларьке. Улыбнувшись с репутации нашего города, мы решили добавить в свой рацион привокзальной пиццы. Не успели мы сделать заказ, как между нашими с Антоном лицами, заглядывающих в оконце ларька, возникла немытая физиономия недавнего крикуна, обещавшего повырезать половину Новоалексеевки. Крикнув «Воды мне!» и не увидев продавца (тот как раз залез под прилавок, доставая мороженную пиццу), выпрямившись и спросив: «А шо нет?», глянул на меня. Не знаю, что за процессы происходили в его насквозь пропитом мозге, какие мыслительные операции там происходили и могли ли происходить, но он смотрел на меня с пол минуты как на пришельца с Марса, переводя взгляд с моего шлема на велокуртку, потом сделал пару шагов назад, наткнулся на Антона. Бомжик обернулся, глянул на Антона, икнул и побежал петляя в сторону вокзала. «Да… Таких как мы, он еще не видел.» – констатировал Антон, глядя вслед убегающему пьянчужке.

Поезд с иногородними ребятами без совестно опаздывал уже на пол часа, и мы решили покататься немного по вокзалу. В этот момент мы увидели как на дальнем конце платформы, из прибывшего поезда выгрузился паренек с велосипедом, сумкой и карематом. Решив что это приехал один из участников похода мы рванули всей честной компанией к нему. Прямо по платформе, объезжая ошарашенных бабушек и улыбающихся девушек. Но подъехав поближе мы поняли, что ошиблись, и паренек с велом и экипировкой оказался местным. Пожелав нам удачи, он отправился домой. И ту произошел небольшой казус. Толянчик, видимо увлекающийся в свое время классикой российской литературы, решил почтить память выдающегося литератора и графа по совместительству Льва Николаевича Толстого, и изобразить одного из героев его романов. Почему-то выбор пал на Анну Каренину. То ли недавно была пережита несчастная любовь, а возможно сыграла роль наличие поездов в непосредственной близости, но Анатолий, перекидывая ногу через вел, в мгновение слетел с платформы прям на рельсы. Да так ловко, что даже метр Станиславский зааплодировал бы стоя, крича: » Верю! Верю!» Правда роль, слава Богу, до конца не осуществилась. Поблизости не оказалось поезда. И мы благополучно вытянули Толика назад на платформу. Списав все на сонное состояние, он взгромоздился вновь на седло своего коня. Посмотрев устроенное Толей выступление, мы снова сосредоточились на ожидании поезда. Наконец, через час от заявленного времени, прибыл наш долгожданный локомотив, тянущий длинный хвост голубых вагонов. Из одного такого на остановке, со слегка виноватым видом, выгрузились наши иногородние друзья – Ваня и Вася. Поздоровавшись и познакомившись в новыми членами группы, мы принялись помогать собирать велосипеды, обсуждая план поездки. А он был прост. До трех часов дня мы планировали добраться грунтами вдоль Сиваша до Аскании-Нова, после чего устроить экскурсию по заповеднику, и разбить лагерь в местном кемпинге. На следующий день доехать до Алешковских песков, перейти часть пустыни и заночевать в ней. На третий день пройти до конца пустыню и добраться до Херсона, где в три с лишним нас ожидал поезд. Вроде бы все легко и просто. Но как говорят в наших сказках: «Не так все сталося, як гадалося». Но об этом позже. И так, мы выдвинулись. Не знаю во сколько, так как на часы уже задолбался смотреть. Мы тронулись, и настроение улучшилось.

Наша группа состояла: Роман Акальмаз, Евгений Фрязинов (Терминатор), Олег и Толянчик Стеценко, Антон Карнаухов (Пешеход), Влад Ходоров, Юра Созонюк, Денис Дубов (Den), Вася Литвинов, и Ваня Никитин.

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ. ТИШЕ ЕДЕШЬ – ДАЛЬШЕ БУДЕШЬ?
При выезде из поселка мы уточнили расстояние по трассе до Аскании-Нова. На что нам ответили что около 73-х км. Но разве интересно ехать вдоль асфальтированной трассы, дыша выхлопными газами и не видя ничего кроме придорожных незасеянных полей и изредка попадавшихся населенных пунктов? Мы решили что нет. И проехав по трассе до пересечения с каналом, свернули на грунта к Новомихайловке. Пока ехали вдоль канала, отметили его схожесть с аналогичным сооружением из фильма «Терминатор 2″. Вспомнили что среди нас имеется представитель кибернетических организмов, мы пытались уговорить его спустится в канал на своем велосипеде для спасения Джона Коннора. На что Евгений Терминатор ответил отказом. Видимо он Терминатор из первой части. Тем не менее он был на нашей стороне и в случае чего смог бы стать на защиту группы, достав как Маяковский «из широких штанин» свой мачете, внушая ужас всем потенциальным врагам и разгоняя диких животных, таких как волки и кабаны, которыми полна Херсонская область. Не успели мы вспомнить о диких кабанах, как на повороте от канала Рома крикнул: «Кабан!!!» – указывая пальцем в сторону заросшего высохшим бурьяном поля. Группа остановилась и устремила взгляды в указанном направлении. К нам действительно быстро приближалось что-то черно-серое и круглое. Если честно, я даже растерялся, не зная что делать, но тут это нечто начало звонко лаять. :) )) Смеялась вся группа. Наш «кабан» оказался перекормленной дворнягой из ближайшего села. Но эффект свой он произвел. Терминатор слез с велосипеда и пошел к ближайшему столбу «слить масло». Его примеру последовало половина нашей компании. Это была наша первая, из многочисленных остановок того дня.

Оставив позади часть группы, мы неспешно поехала вперед. Но вскоре нам пришлось остановится, так как у кого-то из отставших обнаружился прокол. Не вникая у кого случилось столь прискорбное происшествие, мы просто подождали отставшую часть группы, периодически наблюдая бегающих вокруг «кабанов». И снова мы двинулись в путь. Проехали Новомихайловку и спустились до села Сивашское, где нам открылись виды на один из заливов Сиваша и сторожевые вышки неопознанного рыбного хозяйства. Сделали несколько фото и двинули дальше, повернув вдоль залива в сторону Оверьяновки. И внезапно приехали в Сайгон! Но не волнуйтесь, мы не попали во временно-пространственную аномалию. Просто мы приехали к заводу того рыбного хозяйства, о котором я упоминал выше. Поняв что красотами Сайгона полюбоваться нам сегодня не придется, мы решили полюбоваться красотами Оверьяновки и близ лежащих территорий. Было нечто завораживающее в этой степи. До всего горизонта не просматривалось ни единого дерева, а разливы Сиваша вдоль дороги отражали в себе блики солнца, навевая чувство спокойствия и ощущение бесконечности.

Подъезжая к Заозерному в воздухе почувствовался запах йода и соли, не знаю почему мы не ощущали его ранее, двигаясь вдоль Сивашского. Наверное, те заливы заполнялись больше дождевой водой, чем водами Гнилого моря. Но в Заозерном этот резкий и приятный запах ощущался довольно сильно. Даже я, умудрившийся простудится перед походом, довольно сильно его ощущал, несмотря на свои респираторные проблемы. Видимо воздух в этом селе насыщен ионами йода и других химических элементов, обладает целебными свойствами. Так, на время пребывания в Заозерном у меня полностью восстановился голос, частично севший еще в поезде. Спросили у местных где находится магазин и немного оторопели от вида места, в которое нас направил один из жителей. Подумали что он пошутил и просто развел «городских». Мы решили переспросить еще раз о наличии магазина. Каким же было наше удивление, когда нас направили снова в тот неприметный сарайчик на одной из улиц поселка. Тем ни менее, сарайчик оказался магазином с весьма сносным ассортиментом. Сделали там пару покупок и расположились неподалёку, возле разрушенного дома на пикничок. Сидя на карематах мы уплетали за обе щеки все то, чем были богаты наши баулы и витрины местного сарайчика. Ой! Простите, магазина. И тут я внезапно познакомился со своим тезкой.

Рыжий пекинес, гордо бегущий по улице впереди своей хозяйки, увидел нас и резко сменил курс, побежал к странной компании парней в обтягивающей одеже, обладающими различными вкусно пахнущими вкусняшками. Хозяйка сообразила что пес собирается произвести акт вандализма и воровства по отношению к нашим продукта начала звать его к себе:»Ден! Ден! Иди сюда! Ден! К ноге!» – звала женщина, делая соответствующие жесты в виде похлопывания по ноге, не понимая почему ее слова вызывают дикий смех в компании отдыхающих велосипедистов. Крикнув со своего каримата, что я никуда с ней не пойду, и у меня другие планы на сегодня, я вызвал улыбку уже на лице женщины, видимо она догадалась как меня зовут. Пока женщина улыбалась а наша компания заливалась дружным смехом, пекинес подбежал ко мне, ткнулся мокрым носом в руку и лизнул ее. «Что, собака, тезку почувствовал?»- сказал я. Пес посмотрел на меня двумя черными бусинками своих глаз, показал язык, и спер рядом лежащий бублик, дав деру под защиту своей хозяйки. Пока мы трапезничали, пес приходил еще пару раз, выклянчивая нашу пищу. Но его никто не отгонял, а наоборот чесали за ухом, и подзывали к себе, бросая на меня веселые взгляды, и играя с фразами различных команд, адресованных собаке, непременно упоминая его кличку.
Закончив свой обед, мы начали сборы. Услышали совет одной из покупательниц магазина, набрать воды из родника расположенном в конце села. Расхвалив воду, и рассказав что за ней ходит все село, покупательница ушла по своим делам. А мы двинулись к источнику. Ребята не особо доверяли качеству расхваленной воды, но источник находился на нашем пути, и не попробовать воду было просто преступлением. Выехали из села, и проехали между мин природно-коровьего происхождения. Я первым подъехал к источнику, выбрав для себя роль дегустатора. Снял перчатку и зачерпнул рукой пригоршню воды, бьющей из вставленной трубы в землю я испробовал этот дар природы, оценив его холодность, вкус и прозрачность. Набрал пол литровую бутылку и отдал ее подъехавшим велосипедистам на пробу.
Проба оказалась успешной и ребята начали наполнять пустую тару родниковой водой. Это опять нас задерживало. «Ну и пусть – подумал я – лишь бы не просрались» – прыгнул на велик и поехал по дороге к влекущему вперед горизонту. Но много мне проехать не удалось. Источник почти скрылся с моих глаз, а некоторые члены группы все еще там копошились. Мы стали в ожидании отставших. Ждали долго, уже и не знали что там приключилось, но ребята все не ехали, только силуэты мелькали на берегу огромной лужи, образованной водой подземных недр. Наконец они подъехали, и под оставшейся без ответа фразу «А что вы еще на пол часа там не задержались»- мы все двинулись дальше.

И снова наш путь проходил вдоль одного из заливов Сиваша, по низменности, отделенной от воды небольшим каналом, и периодически попадающимися земляными дамбами. Выбрав по карте наиболее короткую грунтовку мы двигались по ней, иногда объезжая разливы воды, просочившиеся на низменность и небольшие болотца. Чем дальше мы ехали, тем дорога становилась сложнее проходимой. Накатанная колея зарастала все больше, земля становилась все влажнее, да и дорога грозилась исчезнуть с каждым метром. Это и произошло. Мы уперлись в очередное болотце, которое объехать было уже невозможно, а возвращаться назад долго, и не особо хотелось. Решено было брать штурмом. В этот момент Терминатор решил показать всем окружающим свою нечеловеческую мужественность, и оседлав своего «Харлея» ринулся на пролом сквозь болото, увязая в грязи и рискуя в любой момент потерять равновесие и угодить в подводную яму. Автоматический режим переброски киборга на противоположный берег прошел успешно, и Евгений довольно улыбался и манил рукой оставшуюся на другом берегу группу к себе. Аки Михалыч Дулина в ромашковом поле. Но мы не спешили, осматривались вокруг, продумывая разные варианты. Внезапно Рома, словно фокусник, достал из своего баула пару резиновых сапог. «Ну хоть не зря вез» – изрек он, переобуваясь в эти резинки. Пройдя спокойно через болотце, Ромчик перекинул назад свои сапоги, дабы по очереди вся группа могла перебраться. Терминатор увидел, что его мужественному примеру никто не последовал, и вернулся назад с призывом штурмовать воду на велах. «Что вы не мужики?» – обратился он к велотуристам. Но увидев, что его слова эффекта не производят он изрек: «Ну как хотите, а я покатаюсь» – в третий раз приступил к покорению болота. Но в этот раз удача явно от него отвернулась. Женя наскочил на что-то под водой и потерял равновесие – плюхнулся в воду двумя ногами. Не видя смысла в передвижении дальше на своем «Харлее», Жена покатил его к берегу пешком. Оказалось, что заднее колесо на велосипеде Терминатора пробито. Часть группы поехала вперед в поисках нормальной дороги, а пару человек остались помогать Евгению. Процесс замены камеры растянулся на довольно продолжительное время. Учитывая количество предыдущих остановок, это немного начинало меня нервировать, и похоже такие же чувства начали испытывали другие члены группы. Помимо этого, в Аскания-Нова нас уже ждал 11-й член нашего похода, Алексей Калиниченко. Он успел приехать туда к этому времени с Новой Каховки и переодически названивая Роману, узнавал наше передвижение к цели. Мы решили выехать на ближайшую трассу для увеличения скорости движения и взглянули на карту. В это время на дороге, которую мы таки нашли и ожидали на ней отставших, появился мотоциклист. Он подымал за собой облако пыли и вёз на багажнике мешок свежей травы, несся на нас. Пешеход выкинул вперед руку изображая жест остановки такси. В моем мозгу пронеслась картина, как он прыгает на мотоцикл с фразой: «Два счетчика до Кривого Рога» и уносится в сторону Днепропетровской области. Но Антон просто остановил байкера и спросил как выехать на ближайшую трассу по наилучшей дороге. Заглянув в карту, мы нашли грунтовку не делающую огромный круг к трассе и поехали по ней. Преодолев хороший подъем и быстро спустившись по затяжному спуску, мы уперлись в стадо барашков на окраине очередного села, под бдительным присмотром бабушки и немецкой овчарки. Барашки выглядели настолько прикольными, что не сделать пару фото на их фоне не представлялось возможным. Затем мы двинулись через село к асфальтированной дороге идущей вдоль канала. Выехали на нее и сделали поворот на 90 градусов мы буквально стали. На дороге гулял страшный ветер, недавно поднявшийся, но мало ощущаемый в поселке. Теперь же он был жестко фронтальным, заставлял нас прилаживать колоссальные усилия для нормального передвижения вперед. Хотя скорость в 10 км час на спидометре вряд ли можно назвать нормальной. Но ветру на это было плевать. Он все сильнее дул нам в лицо, используя наши баулы как паруса. Ветер не давал нам приближаться к цели, разбил нашу группу на четыре уровня выносливости, пытаясь разобщить и подорвать наш боевой дух. Оказавшись по середине во второй подгруппе, я с Юрой Созонюком устроили небольшое состязание, кто быстрее сможет ехать против ветра, которое я через время проиграл, и дабы не ехать в гордом одиночестве, присоединился к Ване и Васе, едущих немного позади меня. Так мы добрались до села Воскресенка, где около придорожного магазина устроили привал, перекусили в ожидании отставших. Последние три километра шли пешком. Наевшись сырковой массы из местного магазина, которую нам так расхваливал Пешеход, группа двинулась дальше, потратив на стоянку около 40 минут. И вновь нам предстояла борьба с Херсонским ветром. Пока ехали через Воскресенку нас частично от ветра укрывали дома, но когда выехали на дорогу к Громовке, то все десять километров мы испытывали на себе холодное и мощное дыхание херсонского ветра. В Громовке мы пару раз останавливались, для «подтягивания» растянувшейся группы. С каждым разом нам приходилось останавливаться на дольше. За селом дорога ушла вправо, перестроив наше положение к ветру от фронтального до фронтально-бокового. Ехать стало легче, но назвать это легким передвижением можно было только с натяжкой. Участок дороги проходящий через поля, был довольно длинным, с хорошими спусками и высокими подъемами, накатанной колеей и различными препятствиями, в виде передвигающейся техники, разбитой дороги и глубоких ям. Антон, Женя, Юра и Ваня вырвались намного в перед, уставшие от медленной езды и постоянных ожиданий. Я же с Романом и Васей не спеша крутили педали, дождаться отставших. Каким бы не был медленным наш умышленно неспешный темп езды, отставшие все не появлялись на горизонте. После звонка Влада с просьбой подождать мы решили вовсе остановится. Постояв пару минут, и не увидев никого из отставших, мы пошли вдоль дороги пешком катя рядом своих нагруженных коней. Через время позади нас появился Влад, медленно спустившись с горки (быстро это сделать не давал ветер), он спешился перед подъемом в полукилометре от нас. Подождав, пока замученный Влад докатит к нам свой велосипед, с привязанным к нему 15 -литровым котлом, мы вновь пешком двинулись дальше. Ехать на велах не было смысла, так как глядя на Влада становилось понятно, что ему нужен отдых, да еще и Олег с Толянчиком до сих пор не появились на горизонте. И все же через время мы их дождались, и поехали дальше вместе. Дав по педалям, мы подъехали к каналу, где нас ожидали наши товарищи, и высказали им свое негативное мнение по поводу растянутости группы, что мы исчезли из поля зрения друг друга. Но доводить правдивость моих аргументов, к тому времени изрядно подсевшим голосом было довольно сложно и не вызывало особого желания. Я вообще к тому времени старался разговаривать поменьше. Ведь каждое слово давалось мне с некоторыми усилиями. Не придя к соглашению, устраивающую обе стороны, мы остались при своих мнениях. Затем выяснилось, что у Олега случился очередной для нашего похода прокол. Решено было вновь стать на ремонт.

И здесь случилась одна из самых интересных встреч, которую суждено было пережить в этом походе. Пока Олег готовился к ремонту камеры, вдоль канала к нам приближался внедорожник, совсем не обращая внимания на дырявую дорогу. Не доехав до нас, внедорожник свернул на дорогу по которой мы только что ехали, и остановился. Стекло опустилось и водитель внедорожника, пожилой мужчина выглянул в окно и не заглушая мотор произнес «Здравствуйте спортсмены». Мы все поздоровались в ответ, а Толя, видимо расхрабрившись что нас есть много, ляпнул ему в ответ: «До свиданья» – махнув в его сторону рукой. Пока мы делали Анатолию моральное замечание, о том что нельзя так относится к людям, которые довольно положительно относятся к тебе, мужчина заглушил двигатель и вылез из кабины. Намекнув Толянчику о последствиях его жестов и пожеланий в сторону автомобилиста, и о том что его задница рискует познакомится с пулей из травматического пистолета, мы повернулись лицом к водителю внедорожника. Но мужчина шел к нам явно с дружескими намерениями. Он сообщил нам, что объезжает свои поля и увидев нашу группу не смог не познакомится, так как сам увлекается спортом и совсем не ожидал увидеть здесь группу велотуристов. На вопрос каким же он спортом увлекается, мужчина ответил: «А вы видели футбольный стадион, проезжая сквозь последнее село?». На что мы дружно закивали. Да, стадион мы видели и он произвел на нас впечатление – не в каждом городе есть стадион с таким покрытием и таким обустройством, что говорить о каком нибудь селе. «Я увлекаюсь футболом – продолжал мужчина – и являюсь владельцем двух футбольных клубов, одного из низшей лиги (название я к сожалению забыл), а второго «Таврия». И стадион который вы видели, является базой для клуба второй лиги». Скажу честно, у нас пачки и поотвисали. Разве можно было представить, что у нас в городе какой нибудь олигарх может просто подойти к группе велосипедистов, и по простому, без всякой напыщенности вести с ними беседу на дружественной ноте? Представьте теперь наше ошеломление. Несколько человек от неожиданности начали расхваливать стадион, заметив что для такого села это вообще супер! Владелец клуба повернулся к ним и спросил «В смысле, «для такого»? Ребята сразу же начали расхваливать и село, чем вызвали смех у нашего нового знакомого. Мы еще долго беседовали с ним. Он рассказывал нам про футбол, говорили о Кривом Роге, расспрашивал о нашем велоклубе и походе. Услышав, что мы собираемся заезжать в Алешковские пески, поведал историю создания лесов вокруг пустыни. «Пока мы ехали степью, видели много хищной птицы, охотящейся в этих краях»- сказал Роман. И тут же кто-то смеясь добавил: «И кабанов». Но Рома продолжал дальше беседу: «Говорят что и волки здесь водятся». «И волки тоже, мы на днях 12 штук застрелили. Правда были на вертолете» – как бы невзначай ответил нам владелец местных угодий. Поговорив еще немного с нами, рассказал как добраться до Аскании. Затем наш новый знакомый сел в свой внедорожник и пожелав нам счастливого пути отправился дальше оглядывать свои владения. Пока длилась наша интересная встреча, Олег ремонтировал свою камеру, периодически вставляя реплики в беседу, но по уходу бизнесмена оказалось что проколовшийся еще не готов и велик не собран. По телефону мы узнали хорошую новость, что Алексей уже давно договорился за место на кемпинге в Аскании-Нова, и выехал навстречу нам, дабы показать короткую дорогу в заповедник. Более того, он уже был на подъезде к селу Ясна поляна, которое виднелось на горизонте. И все же мы немного разминулись с ним в селе. Встреча была поистине радостной, так как Алексей знал дорогу, и нам больше не приходилось постоянно заглядывать в карту. По правде сказать, я не особо радовался. К тому времени меня просто колбасило от частых остановок, а так же от простуды, которая зацепила меня накануне. Когда я увидел ближайшую дорогу, ведущую по направлению к заповеднику, я крикнул: «Хорош терять время, поехали»- и надавил на педали вперед. Это расстроило ребят, которые хотели ехать по маршруту, которым к нам приехал Алексей.

Темнело. Было холодно. Хотелось быстрее приехать в кемпинг (на это у меня имелись свои причины). Чтобы согреться я давил на педали, не оглядываясь назад на идущую группу вплоть до первого перекрестка, где заметил что сзади никого нет. Телефон разрывался в рюкзаке, грозя в любую секунду сжечь последние проценты сдохшего аккумулятора. Подняв трубку и выслушав предложение вернутся назад, чтобы поехать дорогой Алексей, я ответил что уже выехал на эту дорогу и возвращаться не собираюсь. Телефон тихонько пискнул и отключился на ближайших пару дней. Вдалеке моргали фонариками в вечерней мгле ребята, ожидая что я вернусь к ним. Но видимо упрямства в тот вечер было больше у меня, и через время колона двинулась в моем направлении. Подъехав к перекрестку вместе с группой, Алексей сообщил мне: «Это не та дорога по которой я приехал», на что я нервно ответил: «Поехали, она все равно ведет в нужном направлении и пресечется с твоей». В последствии дорога вывела нас к тому пути по которому ехал наш Новокаховский друг. Но пока я этого не знал, и молча ехал, надеясь что не заведу людей поверивших мне в какую нибудь непроходимую задницу. Мы двигались к с.Камышовому. Некоторые ребята совсем выбились из сил, и нам постоянно приходилось их ждать, дабы не потеряться в темноте и в хитросплетении дорог между полями. Перед самым Камышовым мы попали на дорогу в ужаснейшем состоянии. Твердый, укатанный грунт через каждых пол метра пересекали длинные, словно вычерченные под линейку ямы. Это оказались следы от плуга. Мы ехали по новой дороге, недавно образовавшейся прямо сверху вспаханной земли. Ехать было трудно и опасно. Особенно тем ребятам, у которых отсутствовал фонарик. Я тоже скинул скорость, опасаясь за сохранность задней втулки моего нагруженного велосипеда. Проехав этот злополучный участок, нам снова пришлось ожидать отставших. Ждали долго, очень. И никак не могли понять, почему два огонька мелькавших в ночном поле двигались так медленно к нам. Уже подумывали что отставшие снова прокололись, но все оказалось гораздо проще. Ребята окончательно выдохлись, и теперь медленно катили свои «лисапеты» по выбоинам. Энтузиазму это зрелище явно группе не добавило, но этот вопрос решено было отложить на потом, да бы не усугублять и так накаленную обстановку. Попетляв немного по Камышовому найдя нужную дорогу мы продолжили путь. И снова остановка. Я услышал как едущий за мной Юра, крикнул о очередном проколе. Вы пробовали громко шептать в поле? Как вы думаете, у вас бы получилось быть услышанным? Вот и меня с моим окончательно севшим голосом, группа проигнорировала и помчала дальше. А я вернулся к Юре и стоящим рядом с ним Ване. Быстро перекинув вел с баулами и заменив камеру, мы нагнали наших уже перед въездом в Асканию.
Оглядываясь на поздний час и усталость участников похода, мы решили не особо мудрить с нашим поздним ужином и заехав в ближайший магазин за 10 минут до его закрытия (закрывался он в 22.00.), мы затарились пельменями. Заехав на кемпинг, мы начали разбивать палатки. Руководство этим процессом взял на себя Пешеход. Словно в тумане, разбивая свою палатку, я слышал его команды раздаваемые на право и налево. Но мне было все равно. Я почти не мог говорить, меня всего телепало, то ли от поднявшейся температуры. то ли от вечернего холода, а может от всего вместе. Возникшее проблемы с тентом, помог решить мне Антон. Палатка была новой, и разлаживание ее во второй раз в жизни (первый раз был день назад в квартире) вызывало определенные трудности. Вскоре лагерь был разбит, а пельмени дружно кипели в нашем котле, призывая к себе замерзших туристов своим теплом и ароматом. Закинувшись пельмешками, и попив горячего чая, мы разошлись, пардон, расползлись по палаткам, где каждого из нас ожидал теплый спальник.
Лагерь уснул.

ДЕНЬ ВТОРОЙ. АСКАНИЯ-НОВА И GPS ВАЗ 2106.
Утром меня разбудил пионерский горн трубящий мелодию подъёма. Приняв это за сон, я не сразу сообразил, что эта мелодия доносится не из моего подсознания, а из соседней палатки. И всё-таки труды мобильного пионера увенчались успехом, я проснулся. В палатке было тепло и немного душно, спальник плотно укутывал мое тело, и покидать столь уютное место, мне совсем не хотелось. Видимо проснувшееся в нашем лагере испытывали те же чувства, а может мобильный пионер так и не смог разогнать их сон. Так как периодически то справа то слева слышалось похрапывание участников похода, доносящееся из их палаток. Внезапно кто-то решил помочь уже затихшему пионерскому горну и громко, на весь лагерь пару раз сыграл на своем инструменте, только духовым его можно было назвать с БОЛЬШОЙ натяжкой. Но эффект он произвел! В лагере раздался смех, и словно вторя недавно проснувшемуся организму, в воздухе снова зазвенела мелодия пионерского утра. «Такой «концерт» я еще долго помнить буду» – раздался голос из-за палатки. Мысленно согласившись с этим голосом, натянув на себя вещи, я вылез из палатки, и тут же залез назад, за свитером и прочими теплыми вещами.
Утро выдалось холодным, серые облака сплошным ковром застелили небосвод, не давая не малейшую надежду теплым лучам солнца пробиться сквозь себя и согреть наши замерзшие плечи. Ветра не было, но все с опаской посматривали вверх, боясь увидеть или почувствовать на лице холодные капли дождя.
Однако, несмотря на все это, настроение было приподнято, забылись даже вчерашнее разногласия в группе. Чувствовалось лишь тяга к предстоящим приключениям и тяга к недоеденным пельмешкам, мирно ожидавших своей незавидной участи в нашем огромном казане. Народ вставал, медленно вылезая из своих палаток, постанывая растирая болевшие мышцы и подкалывая друг друга ища среди проснувшихся утреннего горниста, исполнившего вторую партию. Через время он все таки выдал себя, внезапно исполнив посреди лагеря очередной аккорд, вновь вызвав смех у всех окружающих. Однако во избежание чрезмерной рекламы этого «музыканта», довольно известного в определенном кругу, его имя останется тайной, для читателей этого повествования.
Поставив в местной открытой кухне мобильные телефоны на зарядку, и пельмени на разогрев, ребята отправились к администратору кемпинга за обещанным еще вчера вечером электрическим чайником. Наевшись пельмешками и кашкой на сгущенном молоке, по особому Акальмазовому рецепту, залив все это сверху крепким горячим чаем, мы приступили к свертыванию лагеря. И здесь не обошлось без парочки мелких и неприятных сюрпризов. Как только мы приступили к пакованию своих вещей, к нам подошел сторож и поинтересовался, ни у кого не пропадал ночью пакет с галетным печеньем? Сказать по правде, я к тому времени этот пакет уже обыскался, печенья в нем было не мало, так ка бралось с расчетом на всю группу. Поставив об этом в известность пришедшего дедушку, я услышал от него слова благодарности за накормленных собак, умудрившихся ночь стащить заветный пакетик. Правда, за все пребывание в кемпинге собак я не видел, но подумать что милый старичок, стоящий напротив меня, стащил и сам улопал полтора кг печенья, я не мог. Пока я слушал от сторожа историю о голодных собаках, в лагере раздался крик Антона. Кто то, по-видимому оперируя чайником, вытянул из розетки его зарядное вместе с подзаряжающимся телефоном, непотрудясь даже вставить назад подзарядку, по окончанию действий с электрочайником. Естественно виновник не признался, и весь лагерь услышал, что о нем думает Пешеход. А я, по окончанию упаковывания своих вещей, неожиданно обнаружил переднее колесо своего Аваланча спущенным. Приступив к ремонту камеры, я краем уха услышал недовольные реплики, что надо было посмотреть раньше а не тогда, когда все уже собрались выезжать. Пока я занимался закаливанием камеры, Терминатор вновь отличился. Решив показать всю свою силу гидравлических мышц он впрягся в стоящий на кемпинге легковой прицеп и катал нескольких наших ребят по площадке перед лагерем. Алексей стоял на прицепе и словно Ленин на в октябре показывал Жеке дорогу к светлому, велосипедному будущему. Справа от него сидел Рома, и размахивая сжатым кулаком над головой, подгонял кибернетический пролетариат, рядом с Терминатором шел Пешеход, в очередной раз оправдывая свое прозвище, и только Толик молча улыбался сидел с левой стороны Алексея. На его лице играла натянутая улыбка, и читался страх того, что жестокий киборг утянет несчастного Толика в жестокое будущее, на своем полуразвалившемся прицепе. Хотя возможно Стеценко младший все еще не мог отойти от утренних аккордов, раздающихся из их палатки.
Закончив с ремонтом и вдоволь насмеявшись с импровизированных прицепов, я обнаружил недовольных «репликантов» самих еще не в собранном состоянии. Усмехнувшись, я покатил вел к выходу, где еще около 10 – 15 минут ждал собирающихся.
Дорога к заповеднику от кемпинга была асфальтированной и проходила через центр жилого массива, мимо баров и магазинов с различными товарами. У одного из таких магазинов мы остановились докупить воды и приобрести себе теплые строительные рукавицы. Не успев к нему подъехать нам на встречу выскочил высокий мужик в комбинезоне цвета хаки и в круглых очках. На седых волосах двухметрового комбинезонщика, красовался берет под цвет его одеяний наклонённый к левому уху. «А что вас, пацыки, в заповедник не пустили?» – явно пытаясь пародировать Джигурду, крикнул он. «Нет – ответили мы, и видя нарастающее изумление на его лице поспешили добавить – Мы еще к нему не доехали». В ответ нами было услышано протяжное, и слегка разочарованное «Аааа…», услышав которое Рома задал вопрос «А что?». Мужик окинул всех взглядом, выпрямился и слегка подпрыгну. «А то что, если вас не пустят, вы прорывайтесь с боем, хуе-мое. Требуйте директора, хуректора, и прочую хрень» – выпалил мужик. «А если не поможет, сошлитесь на меня и вас пропустят» – добавил он. «А вы кто?» – задали мы вполне логичный вопрос. «Кто я? – мужик аж опешил – Я самый охуенный фотограф Аскании-Нова. Все альбомы, что сделаны про Асканию, это мои альбомы! Вам их еще покажут! И вы посмотрите всю красоту моего кадра!» «И все-таки у него, что то есть от Джигурды» – подумал я, а мужик продолжал себя расхваливать, вставляя между предложениями свою любимую фразу хуе-мое, тыча нам свои визитки и показывая помятый альбом, выуженный, где то из глубины многочисленных карманов комбинезона. А так же рассказывая, как он увидел нас «таких финтеперцовых пацанов» а так как он является сам «финтеперцевым» то это было бы « в западло» не познакомится и не «потусить» с нами, «хуе мое». Знаете, довольно смешно было слушать такие фразы от пятидесяти пяти – шестидесятилетнего мужика. Попрощавшись с весьма экстравагантным последователем искусства, мы отправились в заповедник, где без всяких эксцессов, просто купили билеты и заказали экскурсию, привязав наших металлических лошадей к стойлу в виде велопарковки.
Первое что мы увидели, это был павлин свободно расхаживающий среди аллеек. Он абсолютно не боялся посетителей, более того, подбежал к нам и начал выклянчивать что ни будь вкусное. «Вы взяли хлеб, покормить птиц?» – спросил наш экскурсовод. Мы немного растерялись, из всех нас хлеб был только у Терминатора и то в велобауле. А бежать за ним не особо хотелось. Но выход нашелся. Точнее нашлись бублики в карманах Евгения. Этими бубликами мы и начали подкармливать местную живность.
Внезапно появился Анатолий держа в своих руках буханку хлеба. Инфракрасное зрение Терминатора сразу определило принадлежность данной буханки хлеба к имуществу гильдии машин, и он с фразой «Я тебя сейчас сам в хлебушек покрошу» забрал буханку у самого младшего члена группы. «Жлоб» – сказал я, и сразу же начался спор, о том, что хлеба не хватит, и если этот отдать животным, то потом самим есть не будет что. Хлеб Жека так и не отдал, за то вновь раздал желающим бублики.
Проходя по красивым аллейкам, между клетками животных и птиц, гуляя вдоль искусственных каменных каналов, заполненных водой и мирно плавающей в ней мелкой живностью, просматривая огромный водоем с искусственными островами и гнездящимися на них птицами, мы узнали очень много нового и интересного о жизни животных и истории заповедника. Оказывается, здесь снимали фильм о гадком утенке, нам показали даже оставшиеся декорации, узнали, чем отличается плевок верблюда от плевка ламы, почему горные козлы часто ломают рога, а Жека на видео запечатлел, как какают олени. Так же узнали, что ослы совсем не упрямые, а очень даже продуманные. Ибо к проходящим мимо их загона посетителям они бежали, корча удивительные рожи, в надежде на лакомство. А если их не угощали, то провожали жадного посетителя истошными крикам. В общем все было красиво и интересно.
Но все-таки мы приехали не в сезон. Деревья стояли голые, и большинство животных, все еще находилось в зимовнике. Экскурсовод, милая и приятная женщина, посоветовала нам, вернутся сюда в середине мая, когда расцветают полевые тюльпаны, а у птиц начинается брачный сезон. Закончивши часа через полтора экскурсию, женщина сказала, что очень ей было приятно работать с нами, пожелав нам удачи, удалилась по своим делам. А мы решили обосноваться в местном кафе, для укрепления наших бренных тел, и восполнения пустоты в желудке, перед длительной поездкой.
И снова наше прибытие вызвало некоторое оживление и интерес среди работников кафетерия. Уговорив их открыть нам огражденный металлическим забором летник, где мирно покоились столики и стулья, сложенные за ненадобностью за ограждение, мы устроили там небольшую перестановку, освобождая место под наши велосипеды. Обмотав вход велозамком, да так, что двери не могли и сдвинутся на сантиметр, мы со спокойной душой расположились внутри кафе, в ожидании горячей пищи и чая.
Пока мы трапезничали, и перекрикивались короткими репликами с друг другом, кое кто из нашей компании завел более крепкое знакомство с местными, весьма обворожительными девушками. Которые так сильно ему понравились, что он всерьёз подумывал остаться. Здесь же произошел серьезный разговор между членами группы. Вчерашний день показал неприкатаность участников похода, и частые остановки и неумение (или нехотение) быстро справляться со случившимися в дороге проколами, ставило под удар посещение Алешковских песков. Более того, существовал огромный шанс опоздания на поезд всей группой, если мы будем продолжать двигаться в таком же темпе. Было предложено отстающим эвакуироваться назад по трассе на Новоалексеевку, с последующей посадкой на поезд, в сторону Кривого Рога. Но народ отказался от данного предложения: «Что бы не случилось, но мы будем ехать до конца». Решено было двигаться с минимумом остановок. По такому принципу: 45 минут едем, 5-10 минут отдыхаем. Останавливаемся только в случае поломки, и для определения маршрута по карте, при этом время отсчета до следующей остановки обнулялось и начиналось заново.
Набив желудки бренной пищей, и спросив дорогу у местных, мы выдвинулись в сторону Ильинки. Толика и Влада как самых «быстро едущих» мы поставили вперед колоны, дабы задавали темп. Но вскоре Акальмаз и я их обогнали, ведь карта была у нас, и показывать дорогу было некому. Пока мы ехали грунтовыми дорогами, Рома вспоминал велопоход, в который он ездил с Фолом в 2010-году. Рассказывая свои тогдашние впечатления, и интересные истории, случившееся в то далекое мероприятие. Особенно красочно он описывал высадку из поезда, со сдернутым стоп краном, да еще и не на той станции, и эпизод с отпавшей в пути педалью, и последующей буксировкой поломавшегося более 40-ка километров в Херсон. На что я ему ответил, что у нас все впереди. Как в воду глядел.
Выскочив возле Ильинки на асфальтированную трассу, идущую вдоль канала, мы вновь объявили войну Херсонским ветрам.
Погода будто не хотела нашего продвижения в глубины Херсонской области, и определив недостаточность дувшего нам в фейс ветра, спустила на нас струи дождя. Но госпожа удача явно была сегодня на нашей стороне (по крайней мере, до четырех вечера), и дожди лишь слегка зацепили нас, обойдя со стороны косыми полосами ливня. Мы только зря одели на ноги бахилы. Но, как говорится, береженного Бог бережет. После мокрых ног «Пикника на соснах», уже не хотелось повторно испытывать такие «приятные» ощущения. Закончив экспериментальное одевание бахил, мы продолжили уже кажущийся нескончаемый бой со степным ветром. Внезапно Ваня, парень из Винницы, начал сильно отставать. На ближайшей остановке, возле небольшой насосной, оказалось, что у него поломался задний переклюк. Лопнула натягивающая пружина, он болтался как сопля, абсолютно не переключая передачи. Этой проблемой занялся Алексей. Кое как закрепив задний переключатель на одной из звезд, и предотвратив его самопроизвольное перекидывание на другие звезды, мы уже собирались двинутся в путь, как внезапно упал мой велосипед прислоненный к дверям, кажущейся заброшенной насосной и от туда вышел тучный мужчина с сильно напухшей и заклеенной пластырем нижней губой. «Ого !–окинув нас взглядом произнес он – А я думал мне послышалось. Не часто здесь можно людей увидеть». Видимо, до селе дремлющий, постовой насосной станции очень был нас рад видеть. Еще бы! Сидеть одному весь день, в насосной возле канала, по среди поля, без общения. Не особо веселая работа. Но дефицит общения он сразу же стал восполнять, задавая нам различные вопросы и рассказывая как можно наиболее коротким путем попасть в село, расположенное перед Алешковскими песками, Ново Маячку. Попрощавшись с одиноким тружеником насосной станции, мы поехали догонять наших вечно отстающих друзей. Правда в роли отставших теперь были как раз мы. Ибо Стеценки, догнав нас на этой остановке, передохнуть не пожелали и двинулись дальше. Правда дальше это распространялось на полтора километра, как раз до пересечения двух каналов и перекрестка за ними. Там и стояли наши друзья, в ожидании вердикта и указания направления великого властелина карты. Как только направление было оговорено, и сверено с картой, Олег и Толик свернули налево, и двинулись по грунтам вдоль нового канала по грунтовкам до Чаплинковской трассы. А мы остались ждать Влада, почему то отставшего на столь коротком пути.
Стеценки успели скрыться за горизонтом, а Влада все не было. Вернувшись назад я застал его прячущим накидной ключ в свой велобаул. «Шатун отпал» – не дожидаясь моего вопроса, ответил Влад. Свершилось то, что я ожидал и боялся. Что именно? Что ж, я объясню. Прошлой осенью мною был организован ПВД на Арабатскую стрелку. Одним из участников этого ПВД был Влад Ходоров. Практически все время, сколько мы ехали у вела Ходорова постоянно отваливалась педаль с шатуном, как бы мы ее не затягивали. Именно тогда я «возлюбил» всей душой фирму Азимут и ее «надежные» велосипеды. Перед поездкой на Херсон, я напомнил ему об этой проблеме, и Влад уверил меня, что решил ее еще осенью: «Я еще на Арабатке, боясь опоздать на наш поезд, затянул шатун так, что он до сих пор еще ни разу не отваливался». Теперь же, глядя на готового ехать дальше Влада, я понимал, что это только начало, вспоминая рассказ Романа, о буксире поломавшегося в походе с Фолом, а так же слова Sokolowwwski и Аntibiotik: «Возьми веревку, может кого тянуть придется». Веревку я взял, она мирно уживалась на дне моего велобаула по соседству с другими необходимыми в велопоходе вещами. Подумав, что доставать ее еще рано, мы двинулись к перекрестку, где все еще нас ожидала большая часть нашей компании. Махнув им рукой, что можно продолжать движение, мы все свернули налево, поехав по уже остывшим следам вырвавшейся вперед велосемьи.
Ехать, вдоль нового канала, по хорошо укатанной грунтовке было легко и приятно, хотя вся эта легкость и приятность заключалась в основном в том, что мы избавились от сильного фронтального ветра. Теперь он дул с правого фланга, уже гораздо меньше нам досаждая. Большинство из нас вырвалось вперед пытаясь догнать Олега и его сына. А Алекс и я остались позади, сопровождать Влада. Оставлять его позади всех одного с грозящим отвалиться в любой момент шатуном, не представляло возможности, как с практических, так и моральных соображений. Да и глядя на вконец обессиленного студента, выложившего все свои силы на борьбу с холодными ветрами Херсонщины, становилось понятно, что долго он еще не протянет, и моя веревка, так кстати оказавшейся в моем бауле, станет просто незаменимой. Что в последствии и случилось. После нескольких остановок, для подтягивания крепления шатуна, Влад начал жаловаться на резкую боль под сзади ноги, под левым коленом. Решено было взять его на буксир. Где то через восемь километров буксировки, на нашем пути встретился мост через канал, где нас поджидала часть вырвавшихся вперед ребят. Оценив ситуацию, Рома снова высказал предложение об эвакуации. Но как эвакуировать Влада поломавшегося среди степи, где до ближайшего населенного пункта десятки километров. Внезапно словно ответ на наш немой вопрос, раздался рев двигателя, и через мост, с грохотом и воем, перекатил потрепанный мотоцикл с коляской. Хотя с коляской было сказано слишком громко. То, что болталось сбоку мотоцикла, больше напоминало носилки с мотоциклетным колесом, каким то непостижимым образом прикрепленных к старому МТ. Остановив мотоциклиста с его пассией, сидевшей сзади и крепко держащей его за бока, мы поделились своей проблемой, и предложили отвезти Влада в Херсон, или Новую Маячку, естественно не безвозмездно. «Я бы с радостью – ответил мотоциклист – но так далеко не езжу. Мотоцикл без документов. Давайте я отвезу его в село, у нас там сварка есть». Но нам пришлось отказаться от этой идеи, так как шатун был алюминиевым, а сварка аргоном в селе явно не практиковалась. Попрощавшись с добродушным мотоциклистом, снова прикрутив шатун, решили двигаться по очереди на Владыном веле, дабы он не напрягал свои колени на своем «ашанбайке». Прыгнув на Юрин «Кейлис», Влад с удивлением выкрикнул: «Блин! Да он сам катится! На таком хоть весь день педали крутить можно». Юра же, явно бывший не в восторге от замены, тоже удивлялся: «да как на таком вообще ехать можно! У тебя же люфт шатуна градусов 60!». Но такая замена длилась не особо долго. Шатун отпал в очередной раз, при этом потерялся гровер, который хоть немного сдерживал его на месте. И снова я вез Влада на привязи. Пока продолжалась эта канитель с заменой велосипедов и буксировкой, Рома и Юра через своих родных пытались узнать расписание автобусов, движущихся по Чаплинской трассе. Но данных в интернете им не удалось найти. Поэтому при пересечении этой трассы, мы решили не останавливаться, а ехать дальше, забрав лишь на перекрестке Стеценков и Терминатора, которые еще с пересечения каналов ушли вперед, не подозревая о поломках Влада. Мы им конечно рассказали об этом, услышав от них перед этим фразу: «Что вы там сзади телепаетесь. А еще нас собирались домой отсылать». Дальше мы уже двигались всей группой. Отстал только Юра, у которого снова случился прокол на своем велосипеде. На велосипеде Влада уже ехал Рома. Юра же с проколом быстро управился, и нагнал неспешно едущую группу. Внезапно грунтовка кончилась завалом веток акации и ужасно растоптанным коровами грунтом. Объезжая эти ветки и прыгая по рытвинам с Владом на привязи, я услышал чей то громкий крик: «Стой! У Влада спицы посыпались!». И действительно, колесо Азимута представляло собой плачевное зрелище. Пару спиц не хватало, штуки четыре уже были вырваны из своей резьбы и просто торчали в своих пазах, либо в разные стороны. Надо было срочно что то делать. Рома предложил остаться ему и Владу в поле, переночевать в палатке, а утром вернувшись на Чаплинскую трассу попытаться эвакуироваться в Херсон . И снова разгорелся спор. Я с трудом, своим охрипшим голосом пытался доказать Роману, что это есть не самая лучшая идея. И предложил свой вариант: «Дотащим Влада на буксире. А в Новой Маячке посадим на автобус до Херсона». «Но у него повылетали спицы! К тому же скоро стемнеет, лучше разбить лагерь здесь. А утром возвращаться на трассу» – парировал Роман. «За то в селе мы его точно посадим на автобус, а сколько его ждать еще на трассе, и будет ли он, это еще вопрос». Так мы спорили минут пять, пока было решено добраться до видневшегося невдалеке села, спросить название этой обители жизни, дабы сверить по карте и вычислить, сколько нам еще осталось ехать. И в случае еще длительного продолжения пути, встать всем лагерем за селом.
Солнце клонилось к закату, но детворе игравшей в футбол возле тракторной бригады села Андреевка, было не до него. Их внимание привлекла странная группа людей, движущихся со стороны поля к ним на велосипедах. Люди были в интересных дырявых шлемах, и почему-то одетые в лосины или колготы, плотно облегающие их ноги. На багажниках велосипедов были привязаны странные сумки, набитые под завязку неизвестно чем. На лицах их под слоем придорожной пыли, читалась усталость. Сзади одного велика была привязана веревка, на которой словно игрушечная машинка, тянулся однопедальный велосипед, с сидящим на нем окончательно замученным велосипедистом. Странная колона остановилась неподалеку от замершей ребятни, и один человек отделившись от своей группы, направился к ним. «Привет! – прохрипел он – Мы группа велотуристов из Кривого Рога. У нас один паренек поломался, нужен транспорт для переброски его в Херсон. С кем здесь можно договориться» – добавил хриплый человек, обращаясь к самому старшему. Старший почесав затылок и крикнув: «Сейчас позвоню!» – скрылся за калиткой ближайшего двора.
Как вы уже догадались, странной группой являлась наша честная компания, а хриплый человек, наводящий дипломатические отношения с местной детворой, сейчас сидит за компьютером и набирает эти строки. Пока паренек бегал в поисках машины, я вернулся к своим с радостным известием. Как только я им сообщил расклад, к нам на встречу вышел мужчина лет сорока – сорока пяти. И мы с Романом, Алексеем и Пешеходом отправились к нему. И сразу начали засыпать его вопросами. Сколько км до Новой Маячки? Где здесь рядом можно разбить лагерь? Сможет ли он доправить Влада до Херсона? На что мужчина, представившийся Виталием, отвечал: «Здесь я вам ставить лагерь не советую, местный фермер в ночь собак здесь выпускает, чтоб волков отгоняли. Собаки дикие, загрызть могут. Я сам как ночь придёт, за калитку и носа не показываю». «А давайте мы у вас во дворе палатки разобьем» – предложил Рома. Виталя удивлено поднял брови: «Разве что вы собаки моей не боитесь, я ее ночь по двору пускаю. Она у меня переводняк, мать ее с волком погуляла. Сам ее иногда боюсь». «А скольких человек вы сможете до Херсона довезти?» – спросил я. «До Херсона не довезу, сильно далеко, а вот до Новой Маячки, пожалуйста. Четверых человек могу с собой взять. Велики в прицеп положим а людей в салон посадим» О чем еще говорили ребята с Виталием мне не известно, так как я сильно замерз к тому моменту, и начал натягивать джинсы поверх велоштанов, а под куртку добавился теплый свитер. Закончив манипуляции с одеванием, я заметил, что ребята уже принялись грузить свои велосипеды на легковой прицеп автомобиля ВАЗ 2106, в народе именуемый шестеркой. Продолжать путь в автомобиле к поселку отправился Влад, со своим поломанным Азимутом, Не особо быстро ездящий Толик, его отец Олег. Так же рядом поместился Рома с деньгами и без велофонарика.
Не дожидаясь окончательной погрузки в автомобиль мы, включив фонари, начали давить на педали, что есть силы пытаясь согреться и как можно быстрее прибыть в Новую Маячку, за которой планировали разбить лагерь. Держать хорошую скорость на этой дороге поначалу абсолютно не получалось. Вся в застывших следах от проходящих стад коров дорога просто не позволяла нам делать это. Но по мере удаления от Андреевки дорога улучшалась и мы начали набирать скорость. Теперь нас не сдерживало ничего. Кстати, Толянчик очень долго не хотел грузится в машину. Пришлось обосновать. Мой голос практически полностью пропал от простуды. Речь была похожа на громкое шипение. Толянчик, видимо увидев в моем облике прообраз шипящего змея или Горыныча, поспешил ретироваться в машину. Хотя возможно подействовало присутствие рядом отца, готового выписать очередной «апплодисмент», нашему актеру, так блестяще сыгравшему роль Анны Карениной еще в Новоалексеевке. Теперь же сзади всех были лишь Вася и Ваня у которого, как вы помните, был сломан задний переклюк, и он ехал на трех передачах. Но ехал довольно быстро.
Дорога, по которой мы мчали, то и дело пересекалась такими же грунтовками, уходящими то вправо, то влево. Из за этого нам приходилось с Антоном постоянно останавливаться, сверятся с картой, боясь пропустить нужный поворот, или свернуть не туда. Неожиданно на одной из остановок нашу карту осветили вспыхнувшие в темноте фары уже знакомого Жигуля. Дав ему проехать, мы устремились за ним, прекрасно понимая, что водитель Виталий точно знает дорогу до нашей конечной цели. Вот это мы ехали, точнее сказать летели. Дорога пошла хорошо накатанной грунтовкой, без ям и колеи. Я давил на педали, абсолютно не опасаясь за заднюю втулку, а мой фонарь, больше напоминал прожектор (спасибо, продавшего его мне, Андерсону) отлично освещал мне дорогу. Так мы все и летели ночными грунтами Херсонщины, пытаясь успевать за внезапно приобретенным GPS ВАЗ 2106. Практически доехав до Счастливого Терминатор резко начал отставать от автомобиля и кричать водиле: «Стой!». Но машина продолжала двигаться вперед, не обращая внимания на истошные вопли Евгения. Хотя через время он все же был услышан. Автомобиль вздрогнул и остановился. «Что случилось?» – спросил Виталий. Подъехав к ним, я узрел запыхавшегося Жеку, нервно объяснявшего вышедшему водителю, что у него пробилось переднее колесо еще километр назад. И он неуспевает за жигулем, едучи на одном энтузиазме. Ремонтировать камеру на холодном ветру не очень хотелось, поэтому Рома предложил взять переднее колесо с его велосипда, а Олег умело отрегулировал и установил колесо в нетипичную для него вилку Туриста. Немного странно смотрелся ротор дискового тормоза по соседству с вибрейками.
Пока длилась рокировка, мы обсудили возможность, остановится где-нибудь в гостинице, так как температура сильно упала, а ветер становился все сильнее, грозя перерасти в ураган. Виталий посоветовал нам ночлежку для дальнобойщиков, расположенную в 12 км., от Новой Маячки. «Если не найдем нормальной ночлежки, поедем туда» – ответили мы, решив для начала поискать приют на территории села. Не успев сесть в машину, водитель снова начал расспрашивать ребят, о их увлечении и рассказывать им за свою жизнь. Ребята повествовали о набирающем обороты велодвижении. «Зачем вам это все? Подсобрали бы денег, купили бы себе по москвичу и ездили бы на нем куда угодно – выдал водитель – Я вот недавно два Москвича сыновьям купил. По три тыщи каждый обошелся». Олег удивлённо вскрикнул: «Москвич?! Зачем? Мы ведь живем этим! Дышим. Машина это конечно хорошо, но для нас велик намного лучше!».
Закончив с колесной рокировкой, нас вновь увлек з а собой наш необычный навигатор, указывая дорогу к нашей заветной цели. Пока длилась вынужденная стоянка на сильном ветру, все кто ехал за автомобилем, довольно сильно промерзли и теперь в душе лелеяли надежду, что мы все-таки найдем теплое, ночное пристанище. Фантазия рисовала нам горячую баню или сауну, а так же теплый и вкусный ужин. Но этим фантазиям явно не суждено было сбыться. Сколько мы не мотались по Маячке (село или скорее ПГТ оказалось довольно большим), мы подобного заведения так и не нашли. За то неоднократно слышали рекомендации относительно ночевки дальнобойщиков на Херсонском шоссе. На подъезде к ПГТ, я окончательно расклеился. Больное колено, до сих пор упорно молчавшее, начало заявлять о себе, при том не только говорить о своем присутствии, а очень громко кричать. Возможно, виной этому был наш быстрый темп езды за автомобилем, или дневная буксировка Влада по степям Херсонщины, но держать быстрый темп ночной погони за автомобилем, я уже не мог. К тому же давала о себе знать так ни кстати подцепившаяся простуда, у меня начался жесткий тремор, сочетавшийся с головной болью и сильной усталостью. По этому я, поменялся местами с Романом, и оказался на заднем сидении Жигулей, рядом с Толиком и Владом. Там я мгновенно отключился, полностью проспав поиски ночлежки в местном ПГТ. Хотя дремал я недолго, проснувшись перед выездом на Херсонскую трассу, и узнал о неудавшихся поисках. Надежда оставалась лишь на ночлежку, так расхваленную многими людьми, встретившимися нам в Новой Маячке. Раздался телефонный звонок, и поговорив со звонившим, Олег проинформировал нас, что Жека Терминатор снова пробился и группа последние 4 км к ночлежке, пройдет пешком. Но участок пешего похода так преодолеть ребятам и не получилось. Так как приехав в разрекламированную гостиницу для дальнобойщиков, мы ее просто на просто не нашли. А нашли лишь большую асфальтированную площадку, на которой, плотно прижавшись, друг к другу, стояли ряды фур. На мой вопрошающий взгляд, водитель лишь развел руками. «А где?» – спросил я. «Не знаю. Раньше было» – ответил Виталий. А про себя я добавил: «Мабуть миші з’їли».
Поспрашивав местных обитателей, на случай приезда в не то место, и убедившись в прибытии в нужную нам точку, мы снова погрузились в машину и двинулись навстречу движущихся пешком к нам ребят. Найдя идущих по обочине туристов, мы выяснили, что пробился не только Терминатор, а еще и Пешеход с Алексеем. Решено было ставать на ночлег в ближайшей придорожной посадке. Поменявшись с уставшим и замерзшим Пешеходом местами, я взял его велосипед, пошел, а точнее побежал за автомобилем. Примерно через километр, мы наткнулись на лесополосу, к которой нас привел наш «Автомобильный навигатор», и начали разгрузку прицепа от велосипедов.
Ветер дул все сильнее, пронизывая тело своим холодным дыханием. Уставшую группу велотуристов, разложивших вещи на обочине Херсонской трассы, не спасали ни куртки ветровки, ни теплая одежда, скрытая под ними. Все окончательно продрогли, многих трусило. Но клацая зубами, ребята дрожащими руками продолжали собирать вещи, наспех выгруженные из прицепа стоящих рядом жигулей, и попрощавшись с водителем двинулись в глубь придорожной посадки. Немного углубившись и найдя более-менее ровное место в роще Акаций, ребята принялись разбивать лагерь.
«Давайте быстро разогреем на горелках воду для чая и быстро приготовляемой овсяной каши со сгущенкой, мы перекусим и залезем в теплые спальники» – предложил уставший Пешеход. На что я возразил, прошипев «Нет. От того что мы залезем промерзшие в холодный спальник, толку будет мало. Нужно сначала развести костер, полноценно согреться, а потом только ложится спать. К тому же, на костре можно быстрее разогреть воду, и приготовить полноценную, горячую еду». На что сразу же услышал кучу возражений и возгласов, что я неправ. Вы, когда-нибудь, пробовали спорить и доказывать свою правоту с абсолютно севшим голосом? Нет? Поверьте, это довольно сложно и проблематично. Понимая все это прекрасно, я не обращая внимания ни на кого, начал заготавливать дрова. «Ты что не слышал, что решила группа?» – поинтересовался подошедший ко мне Антон. «Слышал – ответил я – и считаю это неправильно. Но вы ребята взрослые, делайте так, как считаете нужным. А я собираюсь погреться у костра. Вы мне еще спасибо скажите». Антон недовольно ушел ставить свою палатку, а я вместе с подключившимся Терминатором, Толиком и Алексеем, вернулись к заготовке дров и подготовленнию места под костер. И через время, в выкопанной яме на небольшой полянке очищенной от сухой прошлогодней листвы, запылало согревающее пламя, собравшее вокруг себя участников нашего велопохода, отдавая часть своего тепла промерзшим велотуристам. «И все же хорошо, что ты развел костер» – сказал мен один из них, еще полчаса назад рьяно доказывающий мне мою неправоту. Улыбнувшись, я мысленно сказал самому себе: «Я знаю». Говорить к тому времени я почти не мог.
Греясь у пылающего костра, группа занялась приготовлением пищи, а точнее картошки с тушеными овощами и мясом. Жар пламени дал нам согреться, образуя вокруг костра своеобразную теплую ауру, а ветки акаций кое-как охраняли нас от холодного ветра Херсонской степи. Постепенно нагревшись и повеселев, ребята начали рассказывать друг другу всякие жизненные истории и делится впечатлениями от пройдённого пути. Я же просто сидел и слушал, упиваясь столь долгожданным теплом, наслаждаясь горячей пищей и теплой дружеской обстановкой, восцарившей в тесном кругу образовавшемся вокруг костра, где то в степях Херсонщины.
Говорят, что на огонь можно смотреть бесконечно, а если к этому добавить еще приятную компанию, бесконечность увеличивается ровно на количество людей собравшихся вокруг него. Так и мы, не успели опомниться, как на часах уже показывало начало третьего. Согретые и сытые, мы отправились спать по своим палаткам и спальникам.

ДЕНЬ ТРЕТИЙ. ЦЕЛЬ ДОСТИГНУТА? УЧАСТНИК ПОТЕРЯН?
Ночевка в посадке стала для меня просто ужасной. Но винить в этом мог я только себя. Дело в том, что пока я распаливал костер, большинство ребят, а если быть точнее все, уже успели разложить свои палатки в жалкой полосе деревьев, кое как закрывавших нас от ветра. И по окончанию добычи долгожданного тепла, я с сожалением обнаружил, что места для установки моего временного жилища уже не осталось. Точнее оно было, но находилось в порядке 50 метров от нашего лагеря. А так как ночевать вдали от всех мне не хотелось, и я напросился в палатку, где было свободное место. Местом моей дислокации на ночь оказалась АТБ-шная палатка Чешира, перед походом торжественно передана во временное пользование Терминатору. Но то-ли от недостатка опыта, то ли от ограниченного пространства, наш бионический друг поставил ее на не совсем ровном месте. И когда я согревшийся и сытый полез в свой спальник, оказалось что спать мне приодеться на небольшом холмике, расположенном непосредственно подомной. К тому же он был скошен, и сила притяжения постоянно тянула меня скатиться с него вниз, прямо в объятия рядом спящего киборга. Естественно в таком положении особо не поспишь, особенно когда стараешься удержать равновесие дабы не скатиться вниз. Мало того, палатка Чешира была однослойной, с не до конца закрывающимся входом, сквозь который гулял холодный ветер. Не спасал даже теплый спальник.
Так я лежал промерзший и уставший, практически без сна до самого утра, и думал о прошедших 2-х днях похода. Сквозняк, гулявший внутри палатки, проникал везде, сильно понижая температуру моего тела, что в сочетании с моей простудой явно придавало мне сил и уверенности в завтрашнем дне. Постепенно наваливались мысли, типа: «Зачем я сюда поехал» или «Нафиг мне все это было нужно». Но отогнав от себя дурные помыслы, совсем не фен-шуйные для истинных велотуристов, я стал дожидаться утра. И хотя легли мы довольно поздно, ждал я, как мне показалось, целую вечность.
Внезапная фраза, выданная во тьме АТБ-шного домика, вывела меня из состояния ожидания. «Деня, ты не замерз?» – вопрошала тьма голосом Жеки Фрязинова. «Замерз, и довольно сильно» – прошипел, как мне тогда показалось, совершенно не мой голос. «Я тоже Очень!» – прозвучало в ответ. И тут в мою душу начали закрадываться сомнения. А не сделано ли все это специально? Не дождавшись подъема, я покинул насквозь продуваемую палатку, и начал усердно заготавливать дрова, для потухшего костра. Немного согревшись от поломки дров, усилив эффект тепла от вновь распаленного огня, я взглянул на часы. Цифры на мониторе показывали половину пятого утра, а значит, до подъема оставалось всего-навсего полчаса. Которые я провел дремая у костра, упершись в рядом стоящее дерево. Но мой будильник и вновь затухающий костер не дали мне полноценно окунуться в царство Морфея. Прозвенела привычная и раздражающая мелодия, сигнализируя, что уже пора, а костер переставал делиться со мной своим теплом.
Решив разбудить лагерь, я встал во весь рост с мыслью крикнуть, что есть мочи: «Рота подъем». Но голос явно не хотел меня слушать, и все что мне удалось сделать, это еле внятно прошептать «Рота….». Поняв, что в ближайшее время мне привидеться забыть о членораздельной речи и общаться жестами, я стал думать, как с помощью этих жестов разбудить наших спящих велотуристов. Взяв в руки жестяную миску и металлическую ложку, я стал ходить между палатками, стараясь греметь как можно громче. Попутно подшёптывая себе под нос фразу из старой сказки: «В Багдаде все спокойно». Не знаю, как там было в Багдаде, но в нашем лагере спокойствия было хоть отбавляй. Лязг жестяной посуды на уставших путешественников производил абсолютно нулевой эффект и как бы я не старался стучать еще громче, толку от этого было мало, а точнее никакого. Внезапно мне на глаза попался велосипед Алексея с Новой Каховки и его электронный звуковой сигнал, прикрепленный к рулю. Решив испробовать его на громкость, я зажал кнопку и на весь лагерь разнеслись звуки сирены, а сразу после этого, автомобильной сигнализации. Мгновенно из соседней палатки вывалился заспанный Алексей, с недоумевающим видом еще полностью не проснувшийся уставился на меня, пытаясь сообразить, кто я, кто он, и не сниться ли ему все это. Секунд через 30, сообразив что происходит с фразой: «Я еще полчаса», Алексей ретировался обратно в палатку. «Блин! Чир мне больше всех надо?» – подумал я – «Походу никто не хочет вставать….». «Как же хочется спать» – услышал я над ухом и обернулся. Сзади меня стоял заспанный Ваня и весьма бодрый Терминатор. «Сколько же мы спали?» – сонно спросил Иван. «Мало» – ответил я – «Но если мы хотим заехать в Алешковские пески, и успеть на поезд, нам нужно уже выдвигаться через 2 часа. Так что начинайте с Жекой будить оставшихся сонек, а я добуду еще дров для костра». Взяв цепную пилу, я отправился к замеченному еще утром поваленному дереву. Вернувшись в лагерь с парой бревнышек, из вновь проснувшихся, я увидел только Васю. Одетый во все свои теплые вещи, он нарезал быстрым шагом, круги вокруг палатки, с видом очень замерзшего человека. На мое предложение согреться, попилив дрова, Вася ответил отказом, и увеличил скорость прохождения своих, уже явно протоптанных, в опалой прошлогодней листве, кругов. В сторонке от намечающейся круговой трассе, по спортивному хождению, на личной пылающей горелке Иван вместе с Евгением заваривали черный чай. Аромат от приготовляемого напитка и предвкушение его вкуса и тепла, сразу же поднял мне настроение и прибавил новых сил. Решив пока не будить наших спящих, мы вчетвером в тишине и покое насладились столь замечательным, как нам тогда показалось, напитком.
И все же, постепенно лагерь оживал, поочередно показывались из палаток заспанные лица, уставших и помятых велосипедистов. Они выползали из своих временных убежищ, словно зомби из склепов в очередном дешевом фильме ужасов. Природа встречала ребят порцией сильного и холодного ветра, а мы горячим и вкусным чаем. Такое пробуждение длилось довольно долго, и только около девяти утра лагерь почти весь проснулся. Почти. В трехместной палатке, до сих пор, невзирая на окружающих их гам, запах чая, и разогретой еды, спали Стеценки и Влад Ходоров. Что не могло не удивлять. Особенно учитывая, что Влада надо было эвакуировать на Херсон, вместе с «остатками» его велосипеда. Принявшись возмущенно их будить, мы напомнили об этом Владу и он мгновенно подскочив, начал исправлять положение, собирая свои вещи, постепенно набирая ускорение и обороты. Так же поднялся и Стеценко старший. А младший продолжал валяться в своем спальнике, видимо изображая спящую красавицу. И так как после роли Анны Карениной у него накопилось достаточно опыта, получалось у него довольно не плохо. Только вот целовать его, для того чтоб он проснулся, никто не хотел. В общем, мне это все уже порядком надоело, и я подошел к палатке и вытянул его за ноги прямо в сильные объятия холодных ветров Херсонщины. «Что ты делаешь!? Мне же холодно!» – услышал я. «Холодно? Тогда я тебя сейчас в костер положу, чтоб не мерз. Вставай давай!» – прошипел в ответ мой голос. Помогло. Толик нехотя начал вылезть из своего спальника, внезапно ускорившись, от очередных «аплодисментов» его отца.
Вчерашней картошки, так удачно утолившей наш голод с утра, для долго спящих наших товарищей уже не осталось, и они утолили свой голод быстро приготовляемой кашей, по Ромкиному рецепту. И тут началось….
Как оказалось, почти у всех, кто ночевал в лагере, были пробиты и спущены колеса. А у некоторых и по два сразу. Так что придорожная лесополоса превратилась в самый массовый велошиномонтаж, который я когда либо видел. Камеры клеились, проверялись и снова клеились. У многих в покрышках позастревали колючки акациевой рощи, проеханной накануне. При том по одному отверстию в покрышках было у меньшинства пробитых спутников. В процессе ремонта выяснилось, что некоторые из участников похода совершенно не могут клеить камеры. Устав смотреть на их попытки что либо сделать, я и Алексей принялись активно помогать проколовшимся, попутно давая им уроки заклеивания камер и бортировки колес. Народ сразу же этим воспользовался и выложил нам все камеры, что им удалось пробить в походе. Учитывая, что во многих было не по одной дырке, для ускорения процесса к нам присоединился Олег Стеценко.
В общем лагерь с момента подъема до выезда на трассу собирался 4-5 часов. Что не могло не «радовать». Особенно людей, хотевших побывать в Алешковской пустыне. Я уже подумывал брать в следящий поход небольшую плетку, или шокер, для ускорения процесса сборки лагеря и его подъема. Пока лагерь собирался, Рома занялся эвакуацией Влада на Херсон. Неожиданно быстро поймав попутную машину, оригинально закрепив вел на ее прицепе, Влад укатил в сторону Херсона, а мы как раз уже заканчивали сборы.
Ура!!!! Мы наконец то выдвинулись. Но оглядываясь на затраченное время, понимая, что можем не успеть на поезд, мы решили ограничить наше пребывание в Алешках лишь в районе проходящей по их краю трассе. И то не для всех. Понимая, что можем не успеть, самым медленным из нашей группы мы настоятельно предложили ехать без остановок, прямиком к Херсонскму вокзалу в выбранном и удобном для них темпе. И, хотя мы стартовали вместе, группа в скором времени разделась на три подгруппы с разным уровнем подготовки. Неожиданно для себя, я оказался впереди идущей компании вместе с Ромой Акальмазом, Антоном Карнауховым, Юрой Созанюком и кибернетическим организмом серии Т-800 модель 101. Дорога с хорошим покрытием, идущая прямо на Херсон, позволяла нашим груженым велосипедам держать скорость в пределах 28 км/ч. А тянущийся вдоль дороги сосновый лес, надежно урывал нас от ветра, так и не успокоившегося еще с прошлого дня.
Еще на подъезде к лесу в воздухе сильно проявлялся запах хвои и как только мы въехали в эту сосновую красоту, у нас перехватило дыхание от величественного вида высоких и стройных сосен, уходящие своими рощами далеко вдаль по обе стороны дороги. Мысленно вспомнив карту и поняв, что Алешки близко, мы ускорили темп, дабы успеть сделать хотя бы пару снимков на песчаных курганах. Вскоре наши ожидания оправдались успехом, и дорога пошла петлять между песчаными барханами. Сочетание песков и сосен выглядело очень эффектно и завораживало взор. Снова пожалев о долгом сборе нашего лагеря, что привело к колоссальной потере времени и сокращению маршрута, мы решили взобраться на один из придорожных песчаных холмов. К одному из них наша вырвавшаяся вперед группа и свернула. Поднявшись на данную возвышенность, мы обнаружили на ней следы лагеря, и обалденный открывающийся вид на просторы Алешковских песков. В плоть до самого горизонта тянулись дюны и барханы кое-где поросшие небольшими соснами и прочей хвойной флорой. Так же на бескрайних просторах Херсонских песков четко проглядывались следы от квадроциклов и я уже мысленно представил себя на четырехколесном байке, покоряющем просторы Алешковской пустыни.
Пока мы рассматривали местные красоты, а я в своих мечтах делал экстремальные виражи на квадроцикле, на дороге показалась отставшая группа ребят и увидев наши байки на обочине, тоже принялись тормозить. Но мы с своей высотной боевой точки дружно кинулись им кричать: «Не останавливайтесь, едьте дальше, не успеете на поезд». Услышав нас ребята, с досадой на лице, продолжили свой путь дальше. А мы принялись фотографироваться на фоне здешних пейзажей. И конечно же с клубным флагом, за которым пришлось спускаться вниз и снова вскарабкиваться на гору. Но этот путь был быстро и качественно пройден нашим главным активистом.
Потратив на все это около 20 минут, мы снова взгромоздились на наших верных коней и крутанув педали, начали нагонять ушедших вперед ребят. Накрутив педалями неплохую скорость, мы вскоре догнали одного из участников нашей поездки. Удивившись что он едет один, мы спросили, где то человек, что ехал с ним. В ответ мы услышали: «Отстал». «Как отстал? Вы нас вдвоем проезжали, мы тебя нагнали, а его по пути не встретили. Если бы отстал, то обязательно нам на пути встретился» – ответил Рома. «Значит вперед вырвался» – промолвил нагнанный нами райдер. Решив не гадать, где пропал наш коллега, райдер достал из кармана мобильный телефон и набрал номер пропавшего. Но кроме длительных гудков в трубке так ничего и не отозвалось. Пару рас сделав повторный набор, и не добившись никаких результатов, мы позвонили другим участникам похода, вырвавшихся вперед. Но на другом конце линии нам сообщили, что ребята впереди от нас всего в пару км. и уже около десяти минут отдыхают, пополняя запасы жидкости в организме. То есть, пропавший паренек, в случае вырывания вперед, должен был их уже проехать, но его не было даже видно на горизонте. Эта ситуация, в совокупности с не отвечающим телефоном, начала рисовать в нашей фантазии различные варианты происходящих событий, при том совсем не радужные. В очередной, пятый или шестой раз мы снова попытались набрать номер нашей пропажи и неожиданно для всех (и к полному нашему облегчению) гудки прекратились, и раздраженный голос в трубке выдал фразу: « Что вы наяриваете!!! Я какаю!». Скажу честно, нас порвало. Смеялись сильно и взахлеб. Но с большим облегчением. С коим мы в телефонном режиме поспешили поздравить нашу пропажу. Выяснив, что он остался далеко позади, отправив одного участника на встречу с нашим партизаном, так удачно спрятавшегося в засаде, мы продолжили наш путь. Попутно обыгрывая фразу: «Просрать поезд», придя к выводу, что данное изречение в этом конкретном случае, может иметь не фигуральное, а весьма прямое и реальное значение. Эта ситуация как раз одна из тех, которая вызывает и смех и слезы одновременно.
Но мы двигались дальше. Внутри коридора из сосен, вперед к конечной точке нашего путешествия. Вдоль дороги то и дело попадались дорожные знаки, оповещающее о зеленой зоне, с просьбами не сорить, о работающем зеленом патруле, и о размере штрафов для тех неосознанных граждан, посмевших совершит кощунственный акт вандализма в виде засирания…. Ой! Простите. Замусоривания, данной территории. Периодически попадались и тронутые огнем деревья, а так же лесовозы груженные обгоревшими стволами растущих здесь сосен. «ПОЖЕЖА У ЛІСІ – ЛИХО ДЛЯ КРАЇНИ» – Гласил один из придорожных плакатов. «И нажива для лесника» – добавил Рома, явно вспоминая рассказы нашего интересного знакомого, встретившегося нам еще в первый день похода. Держа неплохой темп, мы продолжали наш путь. Как вдруг, на выезде из леса, на самой его опушке мы увидели странное сооружение, сразу же окунувшее нас в пучину легенд и сказок славянских народов. Возле придорожного кафе, в удобной для себя позе, пристроился домик Бабы Яги. Избушка на курьих ножках! Она стояла смирно и никого не трогала. Хозяйки дома не оказалось, видимо, пошла в придорожную кафешку за чебуреками. Воспользовавшись ее отсутствием и умиротворенным настроением избушки, мы устроили небольшую фотосессию. После чего зашли в кафе заполнить пустоты наших желудков и подождать отставших.
Неспешно поев и пропустив вперед, наших отстающих друзей, мы сели на велосипеды для последнего рывка к Херсонскому вокзалу. Точнее сел я и Жека, всех остальных мы пропустили вперед, а Рома и Антон остались в кафешке доедать свой заказанный обед. И как всегда последние километры давались нам с большим трудом. Ветер, от которого нас защищал сосновый лес, теперь не сдерживаемый никакой растительностью, всерьез разошелся. Он словно мстил нам за то, что полдня не мог добраться до нас сквозь густой строй сосен по обочинам дороги. И теперь выплескивал на нас всю свою необъятную стихийную силу. И все же мы ехали, медленно, молча, скрипя зубами. При этом еще успевали любоваться разливами Днепра и стоящими на небольших островках Вербами. Это было настолько красиво, что даже сильный, дующий в лицо ветер, казался не столь агрессивным. Отстав от Жеки, я любуясь местными красотами ехал в гордом одиночестве, борясь со встречным ветром. Тем не менее, Жеку я с виду не терял и очень удивился, когда вдалеке перед мостом через Днепр, мощный Терминатор покинул свой Харлей и принялся подыматься на подъем моста пешком, толкая байк перед собой. Весь его маневр я понял тогда, когда сам подъехал к пересечению реки. Сквозняк над Днепром гулял такой, что даже трудно описать, притом, как назло, дул он именно в нашу сторону, практически не давая двигаться вперед на веле. Чуть не повторив маневр Терминатора, я все же переключился на пониженные передачи и с трудом выехал на вершину моста со скоростью около 5 км/ч.
На мосту нас ждал Юра Созанюк, отдыхающий от изнурительного подъема, и подождав Рому и Антона с помощью Юриной зеркалки, снова сделали небольшую фото сессию на фоне Днепра. Пока все это происходило, я заметил, что сильный ветер носит в себе некие мелкие частички, что изредка бились об одежду, отскакивали от нее и снова подхваченные ветром, уносились в неизвестном направлении. Одна из таких частиц больно ударила меня в правую щёку. Уже по приезду на вокзал, я обнаружил у себя в том месте маленькую дырочку в коже с запекшейся кровью по краям.
Закончив очередную фотосессию, мы решили двигаться дальше, но не тут то было. Ветер явно не хотел нас отпускать. Он был настолько сильным, что наши груженые велосипеды просто не хотели ехать дальше. Что нас сильно озадачило, особенно учитывая, что это был спуск с моста. Мало того что наибольшую скорость что нам удавалось развить на пуске была около 7 км., так еще при прекращении вращения педалей вел не просто останавливался, а еще умудрялся немного катиться назад в горку!!! Видимо наши баулы послужили хорошую службу парусов, только вот не в том направлении они воздух загребали… Протолкав велосипеды половину спуска вниз, и там где спуск увеличился в наклоне, мы все же оседлали наши байки и принялись медленно покорять этот весьма ветреный мост. В конце которого нас ждал сюрприз. Словно издеваясь над нами, при въезде на мост со стороны Херсона, возвышались огромные надутые бетонные паруса, натянутые на бетонной мачте. Скульптор их изобразил наполненные ветром, и ветер этот дул точно в таком же направлении, как и реальная стихия, так не желающая нас отпускать.
«Все дороги ведут в Рим», так и все дороги Херсона ведут к ихнему вокзалу. С горем пополам спустившись с моста при въезде в город, мы свернули налево и оказались под защитой холмистой местности и зданий. Ветер уже не донимал и мы принялись искать дорогу к заветному перрону железнодорожного вокзала Херсона.
Пропетляв по улочкам, и потеряв при этом Терминатора, мы на одном из перекрестков встретили уехавших вперед ребят и вместе с ними подъехали к железнодорожной станции.
Куда вскоре и подтянулся Жека. Там же и находился эвакуированный ранее Влад Ходоров, с остатками своего велика, уже вложенные в велочехол. Упаковав велы и попрощавшись с Ваней из Винницы, мы погрузились в поезд, помахав ему на прощанье всей группой из окна. Доехали до города мы без особых приключений. По крайней мере, я. Так как весь путь провел на второй полке, в абсолютно отключённом состоянии. Простуда и усталость давали о себе знать, и всю дорогу я проспал.
Все хорошее и плохое рано или поздно заканчивается. Не стал и исключением наш поход. Как всегда на вокзале, уже Криворожском, мы, пакуя велики, делились впечатлениями о пройденном пути. И хотя мнения были у всех кардинально различные, так же как и выводы, вынесенные из этого приключения, все сходились в одном. «Мы это сделали!» И ни кто не жалел о случившемся, а значит наш поход удался!

Пожалуйста, зарегистрируйтесь для комментирования.